Влияние бизнеса на общественное развитие

На развитие бизнеса оказывают влияние организации гражданского общества. Общественное влияние дополняет не только систему политического влияния, но и — что особенно важно для нашей страны — оно дополняет административное влияние на бизнес исключительно со стороны органов госвласти. Кроме этого влияние институтов гражданского общества на деятельность предпринимательства, как правило, осуществляется через общественное мнение, а также через формирование общей системы взаимоотношений между обществом и властью (общественный договор). Среди общественных институтов в нашей стране, наиболее влиятельным, по нашему мнению, является Русская Православная церковь (РПЦ), поэтому на ее примере мы далее и рассмотрим влияние гражданского общества на бизнес в России.

Воздействие РПЦ на развитие предпринимательства в России весьма противоречиво. С одной стороны, она выступает самостоятельным экономическим субъектом, а значит должна всячески способствовать развитию предпринимательского «духа» в России. Так, по мнению директора Института изучения религии стран Балтии и СНГ Н. Митрохина, "РПЦ — это гигантская корпорация. Тут под единой маркой действуют сотни тысяч самостоятельных экономических агентов. Начиная с небольших предприятий, создаваемых отдельными священниками, и заканчивая общецерковными предприятиями. За год она получает от своей хозяйственной деятельности доходы, сравнимые с доходами средней металлургической компании … Церковь контролирует ряд предприятий, имеющих более значимые обороты. Плюс пожертвования от государственных и частных компаний на различные православные программы«[1].

Следовательно, мы уверенно можем считать РПЦ одним из самых крупных и богатых собственников в нашей стране. По мнению В. Никулина, у РПЦ есть «филиалы» в стране и за рубежом, а каждый из тысяч приходов, сотен монастырей и десятков епархиальных управлений, не говоря уже о коммерческих дочерних фирмах, зарегистрирован как самостоятельное юридическое лицо, обладающее собственным банковским счетом[2]. Иногда даже считается, что т.н. светский промысел постепенно превращает РПЦ в весьма влиятельную финансово-промышленную группу.

Полагаем, что в таком качестве РПЦ имеет много общего с крупным предпринимательством. Однако, с другой стороны, священнослужители пытаются влиять на предпринимателей с помощью установления духовно-нравственных законов. Так, на итоговом пленарном заседании VIII Всемирного Русского Народного Собора Гостиничный комплекс «Даниловский» 4 февраля 2004 г. был принят "Свод нравственных принципов и правил в хозяйствовании«[3], который в частности осуждает «культ богатства и денег». "Культ богатства и нравственность в человеке несовместимы. Стяжание богатства ради богатства заведет в тупик и личность, и дело, и национальную экономику, — говорится в указанном Своде. — Деньги — лишь средство для достижения поставленной цели. Они должны находиться в постоянном движении, в обороте. Дело — настоящее, захватывающее целиком, — вот богатство предпринимателя. Отсутствие культа денег раскрепощает человека, делает его внутренне свободным«[4].

Для нас сложно согласиться с такой позицией РПЦ, поскольку в случае, если предприниматель не будет стремиться извлекать из своего бизнеса как можно большую прибыль («культ денег»), то для него бизнес теряет всякий смысл. Следовательно, установление церковью различных правил, пусть и в духовной сфере, для предпринимателей не создает благоприятную среду для развития бизнеса, а, скорее, его ограничивает.

Обратим также внимание, что вопросы вмешательства РПЦ в дела бизнеса широко обсуждаются в православных СМИ. Нам представляется интересным ответ игумена Филиппа (Симонова) на прямой вопрос: может ли Церковь вмешиваться в развитие бизнеса и какие могут быть итоги? По его мнению, «ответ на этот вопрос зависит от того, как понимать само слово «вмешиваться». Если вмешиваться — предпринимать некие усилия в том направлении, чтобы предприниматель пришел к пониманию своего общественного места, то — несомненно может и должна"[5]. Таким образом, Церковь оставляет за собой право вмешиваться в дела бизнеса. Для чего?

По всей видимости, в первую очередь, для того, чтобы получать от бизнесменов (которые в большинстве современных социумов составляют большинство) деньги в виде пожертвований. Игумен Филипп (Симонов) прямо говорит о том, что "… Богу нужно отдать Богово. Как? Через инструменты благотворительности«[6]. То есть, РПЦ не двусмысленно дает понять предпринимателям — если жертвуешь деньги Церкви, значит примерный христианский предприниматель. А если нет, значит, занимаешься неугодным Богу делом. Следовательно, РПЦ также пытается подчинить себе (т.е. власти духовной) бизнес, выступая для него «духовным учителем», с которым предпринимательство «должно делиться». Безусловно, такое отношение РПЦ к деятельности бизнес-сообщества не способствует формированию эффективного института госрегулирования его развития (хотя, полагаем, что контролировать таким образом бизнес можно, а вот способствовать его развитию — вряд ли).

Какие же общественные институты в нашей стране выражают интересы бизнеса? Как отмечают специалисты, в последние годы уже практически завершилось формирование федеральной системы торгово-промышленных палат (ТПП) в Российской Федерации[7]. Примерно 75% предприятий — членов ТПП России являются представители малого и среднего бизнеса. Можно предвидеть, что роль ТПП в развитии российского малого и среднего бизнеса в последующие годы будет постоянно усиливаться. Кроме того, активно развиваются негосударственные научно-исследовательские, учебные, консультационные и другие организации, работающие в сфере развития малого и среднего бизнеса. Также в наше стране сформирована система общественных организаций, представляющих интересы субъектов малого и среднего предпринимательства, в первую очередь — Объединение предпринимательских организаций России (ОПОРА).

Например, в материалах парламентских слушаний неоднократно отмечалось, что у малого и среднего бизнеса, нет эффективного лоббиста и в результате "…мнение общественности на этапе подписания документов никто не учитывает, поскольку никого не обязывают это делать"[8]. Поэтому участники парламентских слушаний отметили, что в настоящее время таким лоббистом может стать ОПОРа (объединение предпринимательских организаций России) и Торгово-промышленная палата России. Однако эти организации имеют очень слабые, по мнению диссертанта, возможности влияния в политической сфере. Более того, создается впечатление, что ОПОРа, ТПП и различные Ассоциации малого и среднего бизнеса контролируются государством и, соответственно, действуют, в первую очередь, в интересах государственной власти.

Фактически, анализируя действия всех вышеназванных организаций, смысл которых заключается якобы в отстаивании интересов малого и среднего бизнеса, мы вынужденно постоянно замечаем зависимость всех ее членов от органов государственной власти. "В данном конкретном случае, — пишет специалист Левада-центра Б.В. Дубин, — речь идет о поведении, зависимом от централизованной власти и от социального порядка, который установлен ею и принят населением, но не об отстаивании людьми собственных интересов, не об активном действии с целью изменить сложившийся баланс социальных сил и/или распределение базовых ресурсов«[9]. То есть, задача этих организаций сводится к обеспечению лояльности малого и среднего бизнеса к власти разного уровня.

Таким образом, малое и среднее предпринимательство в России не представляет собой сплоченной политической силы и находится под контролем власти (в первую очередь, в политической сфере) с помощью различных организаций, якобы выражающих интересы малого и среднего бизнеса. Равноправного партнерства между малым и средним предпринимательством с одной стороны и другими политическими и общественными акторами в России на сегодняшний день пока нет. Получается, что политические и общественные организации на словах признают значение малого и среднего бизнеса в решении социальных и общественных проблем. Однако на практике все институты политической системы России и отечественного гражданского общества заняты в лучшем случае отстаиванием собственных интересов или интересов власти, при этом зачастую ущемляя интересы малого бизнеса.

Такая ситуация обусловлена тем, что политические (негосударственные) структуры и институты гражданского общества в России пока не являются в полном смысле самостоятельными субъектами, так как они не могут проводить иную, отличную от государственной, политическую и общественную линию. По сути, вся деятельность этих институтов сводится к обеспечению лояльности малого бизнеса к власти. Зависимость политических и общественных институтов от власти не дает им возможность строить свои отношения с государством на равноправном партнерском основании, а значит, и быть составной частью системы госрегулирования развития бизнеса (они просто не нужны госвласти).

[1] См.: Никулин В. Корпорация «Церковь» // www.compromat.ru/page_ 17866.htm.

[2] См., подробнее: Никулин В. Русская православная церковь становится похожей на финансово-промышленную группу // www.compromat.ru/page_ 17866.htm.

[3] См., подробнее: www.rusk.ru/st.php?idar=407727.

[4] См. www.rusk.ru/st.php?idar=407727.

[6] См. там же.

[7] На сегодняшний день насчитывается 155 территориальных палат, в том числе 83 палаты субъектов России, 101 объединение предпринимателей федерального уровня — членов ТПП страны и около 400 региональных союзов и ассоциаций предпринимателей, входящих в состав территориальных ТПП. См.: www.tpprf.ru/ru/main/organization/ob_predpr.

[8] Каганов В.Ш. Чем дальше в лес — тем больше дров // www.smb-support.org/bp/arhiv/4/mb.htm.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.