Статистика открытия и закрытия бизнеса

Банковский кризис в РТ не слишком повлиял на статистику закрытий ООО и ИП, однако в целом в России — тенденция обратная

Татарстан пошел против общероссийского тренда: «смертность» малого бизнеса в регионе ниже, чем «рождаемость»

«Смертность» компаний в России и в ПФО превышает их «рождаемость» — об этом говорит статистика налоговиков, касающаяся открытия и закрытия юридических лиц и индивидуальных предприятий. Эксперты объясняют это изменившимся подходом предпринимателей к регистрации — теперь они «сто раз подумают», прежде чем готовить пакет учредительных документов, а также совершенствованием контроля государства за обязательными платежами. Татарстан, впрочем, не в тренде — здесь количество приходящих на рынок компаний и ИП стабильно превышает число уходящих. Подробности — в исследовании «Реального времени».

Трое позитивных

Рассмотрим, что же происходило в округе с точки зрения «корпоративной демографии».

В то же время за год в России закрылись 781 тыс. компаний (почти двукратная разница с количеством вновь созданных). В округе рынок покинули 89 тыс. юридических лиц. Только в трех регионах округа, включая Татарстан, «рождаемость» превысила «смертность». Так, в Нижегородской области закрылись 8,8 тыс. юрлиц, в Ульяновской — 2,5 тыс. (открылись или были перерегистрированы в этот период 2,7 тыс. предприятий). В РТ за год прекратили свою деятельность 11,7 тыс. компаний.

Тысячи заброшенных

За прошлый год в Единый государственный реестр юридических лиц по всей России было внесено 461,5 тыс. компаний, а прекратили свою деятельность почти в полтора раза больше — 676 тысяч ООО. Собственно ликвидацию пережили всего 57,6 тысячи компаний. Львиная же доля их — 585,7 тысячи — была исключена из реестра юридических лиц.

Самое большое количество обществ с ограниченной ответственностью было создано, опять же, в Татарстане: реестр пополнился записями о 14,6 тысячи компаний. Однако отрадно не только абсолютное лидерство региона по числу созданных ООО — в регионе, который год удерживающем общероссийскую пальму первенства по качеству инвестиционного климата, количество «умерших» (и в этом коренное отличие региональной статистики от общеокружной) заметно меньше числа вновь созданных: в прошлом году прекратили свою деятельность немногим более 10 тысяч ООО, из которых 6 тысяч были исключены из реестра.

На втором месте Башкирия. При том, что за год реестр пополнился 8,3 тысячи ООО, имеющими башкирскую «прописку», утратили правоспособность 10,2 тыс. ООО (исключены из ЕГРЮЛ 8,1 тыс.).

Маленькие, но сильные

На втором месте по количеству зарегистрированных ИП Башкортостан — почти 80,7 тыс. свидетельств. Однако учитывая, что в Башкирии проживает на 800 тыс. человек больше, чем в РТ, здешняя экономическая активность оставляет желать лучшего — одно свидетельство на 49 человек. Меньше — только в Марий Эл (зарегистрировано 13 тыс. ИП; население 686 тыс. человек) и в Мордовии (15,6 тыс. свидетельств о регистрации ИП; население 808 тыс.).

В прошлом году российский реестр пополнился 705 тыс. записями о регистрации ИП. В то же время, прекратили свою деятельность 613 тыс. ИП и фермерских хозяйств, из чего можно сделать вывод, что этот сегмент бизнеса оказался более устойчив к «внешним воздействиям», чем его «старший брат» — юрлица. Большинство «почивших» прекратили свою деятельность по собственному желанию: решение о добровольной ликвидации приняли в прошлом году 571,4 тыс. ИП и 17 тыс. крестьянско-фермерских хозяйств.

Неловко об этом говорить, но и здесь лидерство за Татарстаном — в республике в прошлом году было зарегистрировано более 18 тыс. ИП (прекратили деятельность 15 тыс.). На втором месте с очень маленьким отрывом в несколько сотен — Башкирия (17,5 тыс. новых свидетельств и 16,2 тыс. решений о прекращении деятельности). На третьем — Нижний Новгород, где в прошлом году налоговые органы выдали 14,5 тыс. свидетельств о регистрации ИП (закрыто 12 тыс.).

Как рассказал «Реальному времени» эксперт, пожелавший остаться неназванным, массовому закрытию ИП способствовала негласная война между Пенсионным фондом и налоговой службой, которая началась 1 января 2015 года, когда администрирование обязательных платежей в пенсионный фонд было передано налоговикам:

В свою очередь, налоговики, обиженные на пенсионный фонд за дополнительную нагрузку, вспомнили о ст. 14 закона о страховых взносах, предусматривающей штрафы в многократном размере от величины страхового взноса за непредоставление ИП налоговой отчетности (в 2016 году при доходе менее 300 тысяч рублей сумма штрафа составила 135,5 тыс. рублей).

Сквозной контроль

— Сегодня изменился сам подход к открытию бизнеса, — поясняет директор «Казанского юридического центра» Джаудат Латыпов. — Если раньше бизнес регистрировался под любую, в том числе заранее нежизнеспособную идею, то сегодня предприниматель сто раз подумает и все просчитает, прежде чем готовить пакет учредительных документов. Открыть просто — закрыть сложно, — резюмирует Латыпов.

— Это и услуги банка, и подготовка отчетности для ФНС, ПФР, ФСС, Росстата и т. д. Кроме того, велика и чисто административная нагрузка на бизнес. В среднем предприятие МСП, работающее по общей системе налогообложения, сдает порядка 40 документов в год, по упрощенной — немногим меньше. Кроме того, на предпринимателе лежит обязанность отвечать на требования ФНС по дачей пояснений по различным запросам службы.

В частности, эта система полностью исключает возможность проведения неучтенных операций, делая невозможным существование «серых» ООО, специализирующихся на обналичивании средств.

Впрочем, Латыпов полагает, что это только пойдет на пользу конкуренции — возможность ухода от налогов одними компаниями ставила в заранее невыгодное положение добросовестных налогоплательщиков:

Что касается влияния на сокращение количества ИП и юрлиц общего ухудшения ситуации в банковской отрасли, связанного с отзывом лицензий, то тут мнения экспертов расходятся. Так, Ватанина полагает, что последовавшее за этим снижение уровня конкуренции и рост кредитных ставок для предприятий реально подорвали такой массовый бизнес, как мелкооптовую торговлю:

Латыпов же не предрекает массового исхода юрлиц, вызванного банковским кризисом:

— Если человек реально работает в бизнесе, он выкрутится и из такой ситуации, — считает юрист. — Да, он, как говорят, в предпринимательской среде, «упал», но он найдет и способ «подняться». Часто рассказы о том, каких средств он лишился вследствие банковского кризиса — это работа на публику, в том числе на кредиторов. Но вот чтобы так — пойти и закрыть бизнес? Что он, привыкший работать на себя, в таком случае будет делать? Пойдет в офис? Ничего подобного — он откроет новое ООО и будет работать дальше.

Отследить «отраслевую принадлежность» закрывшихся компаний затруднительно: значительная часть из них при регистрации указывала сразу несколько видов деятельности по ОКВЭД.

Эти сферы оказались наиболее восприимчивы к падению уровня доходов населения. Так, в публикации Центра статистических исследований НИУ ВШЭ «Деловой климат в розничной торговле в IV квартале 2016 г.» о заметном снижении спроса заявили 33% опрошенных предпринимателей. 40% респондентов заявили о снижении объемов продаж. Такие же настроения царят в предпринимательской среде, работающей в сфере услуг — там снижение спроса фиксируют 30% предпринимателей.

— В Татарстане этот рынок очень большой (согласно результатам сплошного наблюдения Росстата, в Татарстане в сегменте МСП работают более 9 тыс. компаний, занятых в строительной отрасли. — прим. ред.), в этой сфере применяется очень много серых «схем», — поясняет юрист. — Кроме того, здесь чаще, чем где бы то ни было еще, проходит ротация — открытие новой фирмы еще до того, как прежняя была официально закрыта. Отчасти еще и этим можно объяснить «радужную» региональную статистику в части превышения числа открытых компаний над закрытыми.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.