Оператор связи для бизнеса

В рубрику «Подвижная связь» | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Ю.А. Курочкин, обозреватель

Каждый владелец мобильного телефона может констатировать, что количество предлагаемых операторами сотовой связи дополнительных услуг постоянно увеличивается. Чтобы представить общую картину процессов, происходящих в этой сфере, и тенденции развития дополнительных услуг в сотовых сетях, редакция провела опрос ведущих сотовых операторов, их партнеров, участвующих в предоставлении дополнительных услуг, и крупных поставщиков оборудования связи. Представленный ниже краткий обзор состояния проблемы основан на сведениях, полученных от компаний «Вымпелком», «Мобильные ТелеСистемы (МТС)», «Мега-Фон», «Скай Линк», «Гарс Телеком», «Голден Телеком», «Евро-сеть», «Корбина Телеком», «Народный мобильный телефон (НМТ)», «Центральный телеграф», DIVIZION, Avaya, Cisco Systems и Huawei Technologies.

Ассортимент дополнительных услуг, или в международной терминологии Value Added Services (VAS), сотовой связи расширяется по мере увеличения пропускной способности сетей. В частности, в сети GSM при переходе от стандартной технологии CSD (Circuit Switched Data или GSM Data) передачи данных с коммутацией каналов к технологии пакетной передачи данных GPRS скорость передачи увеличивается с 9,6 до 30 кбит/с, что открывает новые возможности предоставления VAS. Прорывным моментом в развитии дополнительных услуг станет переход к сетям 3G, в которых, согласно стандартам IMT2000, для абонентов с высокой мобильностью (до 120 км/ч) будет обеспечиваться скорость передачи данных не менее 144 кбит/с, для абонентов с низкой мобильностью (до 3 км/ч) — 384 кбит/с, для неподвижных абонентов на коротких расстояниях — 2,048 Мбит/с. Приблизиться к скоростям 3G сотовой связи позволяет технология EDGE, которая уже внедрена, например, на 80% базовых станций компания «МегаФон-Москва» уже внедрила. Оператор «Скай Линк» использует технологию CDMA2000 1xEV-DO, по функциональным возможностям приближающуюся к сетям 3G, и если в сетях 2G передача голоса остается единственной базовой услугой, то «Скай Линк» рассматривает передачу данных уже как вторую равноправную базовую услугу.

Сотовые операторы сегодня предоставляют абонентам до двухсот различных VAS, о разнообразии которых можно судить по приведенным в таблице сведениям (стр. 66-67). По мере отмечаемого всеми постепенного снижения среднего дохода с абонента роль неголосовых услуг в бизнесе сотовых компаний возрастает — к примеру, абоненты сети «МегаФон-Москва» тратят на дополнительные услуги в среднем 80 руб. в месяц и приносят компании до 16% ее дохода.

Роль вендоров в развитии VAS

Возможности развития сотового бизнеса за счет прироста абонентской базы сокращаются во всем мире, и в России они тоже почти исчерпаны. Для производителей оборудования это означает почти катастрофическое снижение объемов производства, что заставляет их интенсивно разрабатывать те технологии сотовой связи, внедрение которых позволит им загрузить свои производственные мощности. Речь идет о повышении скорости передачи данных в сотовых сетях и разработке программно-аппаратных решений для создания и предоставления все новых и новых услуг.

Так, например, Avaya поставляет сотовым операторам свои центры обработки вызовов и видеоконтакт-центры, на базе которых можно предлагать услуги по заказу гостиничных номеров, выбору недвижимости и т.п. с просмотром изображений на мобильном телефоне. Компании Lucent Technologies, Cisco Systems и Huawei Technologies предлагают комплексные решения, пригодные для организации не только отдельных видов VAS, но и деятельности виртуальных операторов сотовой связи, о которых речь пойдет ниже.

Для ускорения внедрения разработок в этой сфере и повышения спроса на них Huawei 11 июля 2006 г. открыла в Москве испытательно-демонстрационный «Центр впечатлений inTouch Experience Center», в котором будут функционировать постоянная экспозиция разнообразных VAS на базе построенного в Центре фрагмента сети 3G и Открытая лаборатория по тестированию комплексных инновационных услуг совместно с другими ведущими телекоммуникационными производителями.

Аналитики отмечают, что российские пользователи еще не готовы к широкому использованию дорогостоящих, хотя и предоставляющих значительные удобства сервисов VAS на базе сотовых сетей 3G. В связи с этим задержка внедрения 3G на несколько лет в нашей стране по сравнению с Западом имеет свои плюсы: операторы сотовой связи получат возможность проанализировать западный опыт введения новых услуг, а вендоры наладят массовый выпуск оборудования и соответствующих абонентских терминалов, что сделает более приемлемыми для пользователей пороговые затраты при переходе к услугам связи 3G.

Бизнес-модели предоставления VAS

По мере расширения спектра предоставляемых дополнительных услуг их производство все больше оказывается для сотовых операторов непрофильной деятельностью, к которой они привлекают своих партнеров -контент- и сервис-провайдеров. Распределение задач и коммерческие аспекты взаимодействия оговариваются соглашениями между партнерами, однако их можно классифицировать в соответствии с тем, кто получает с клиента оплату за услуги и принимает на себя риски при доставке контента. Специалисты компании Huawei выделяют 4 модели такого взаимодействия:

  1. Оператор и контент-провайдер относительно независимы, абонент использует сеть оператора в качестве транспортной среды для доступа к контент-провайдеру и расплачивается по отдельности с оператором и контент-провайдером.

  2. Оператор покупает контент и предоставляет его абонентам от своего имени. Абоненты расплачиваются с оператором. Развитие этой модели нередко приводит к тому, что происходит слияние компаний и контент-провайдер становится одним из подразделений оператора.
  3. Контент-провайдер оплачивает услуги оператора, который обеспечивает абонентам доступ к контенту, получает с абонентов плату и передает определенную ее часть контент-провайдеру.
  4. Используется схема с разделением доходов: прибыль, получаемая в результате сотрудничества оператора и контент-провайдера, делится между ними в определенной пропорции. Эта модель считается наиболее продуктивной.

VAS и виртуальные операторы мобильной связи

Одна из самых перспективных бизнес-моделей предоставления VAS, не вписывающаяся в приведенную выше классификацию, — это деятельность так называемых операторов виртуальных сетей подвижной связи, или в международной терминологии MVNO (Mobile Virtual Network Operator).

Национальное телекоммуникационное бюро Великобритании OF-TEL, предложившее этот термин, определяет MVNO как операторскую компанию, которая предлагает подписку на услуги мобильной связи и сами услуги, однако не владеет необходимым для этого радиочастотным ресурсом.

В России статус MVNO законодательно не определен, и эксперты ссылаются обычно на слова министра Мининформсвязи РФ Л.Д. Реймана, сказанные им в докладе Федеральному собранию Государственной думы: «Виртуальные операторы подвижной связи — это компании, не обладающие собственным частотным ресурсом, но предоставляющие от своего лица услуги связи». Под это определение подпадают самые разные компании — от розничных перепродавцов купленного оптом трафика до операторов с развитой сетевой инфраструктурой, отличающихся от базового сотового оператора только отсутствием базовых станций и разрешения на использование частотного ресурса.

Принято выделять три типа MVNO:

  • 1-й уровень. Без собственной сетевой инфраструктуры.
  • 2-й уровень. С элементами собственной сетевой инфраструктуры (как минимум имеющие собственную биллинговую систему).
  • 3-й уровень. С развитой сетевой инфраструктурой (полные MVNO), отличающейся от сети «классического» сотового оператора лишь отсутствием базовых станций.

Особенности бизнес-модели MVNO

Отсутствие собственного частотного ресурса накладывает на бизнес MVNO серьезные ограничения: прежде всего, MVNO строит отношения с базовым оператором на основе партнерских соглашений и потому не может напрямую конкурировать с ним или предоставлять доступ к его услугам по демпинговым ценам, поскольку это неминуемо приведет к разрыву партнерства. Как правило, MVNO стремятся охватить своими услугами те группы лиц, которые по тем или иным причинам не стали абонентами базового оператора; MVNO предлагает им такие услуги и на таких условиях, которые базовый оператор широкому кругу абонентов предложить не может.

В итоге деятельность MVNO позволяет базовому оператору лучше использовать ресурсы своей сети и получать дополнительные доходы. При этом MVNO может выстраивать партнерские отношения сразу с несколькими базовыми операторами, благодаря чему, например, абоненты MVNO могут получать услуги как мобильной, так и фиксированной связи на один номер.

Вполне очевидно, что для базового оператора сотрудничество с MVNO становится привлекательным лишь на том этапе эволюции бизнеса, когда исчерпываются возможности экстенсивного развития за счет простого прироста абонентской базы и появляются свободные ресурсы сети, которые можно предоставить виртуальному оператору.

Судя по всему, такой момент в России еще не наступил. В частности, в «Вымпелкоме» и «МТС» считают, что сегодня виртуальные операторы в России не нужны, поскольку ни у кого из трех ведущих операторов нет свободной емкости сети, которую можно было бы выделить для MVNO: рынок растет такими быстрыми темпами, что операторы едва успевают наращивать емкость для собственных нужд.

В компании «МегаФон-Москва» также считают преждевременным обращаться к услугам MVNO. Тем не менее в «МегаФоне» отмечают, что с интересом изучают западный опыт в этой области, признают перспективность модели MVNO и анализируют целесообразность своего участия в появляющихся новых проектах.

Кликните для просмотра таблицы в полный размер

Неоднозначно интерпретируют свои взаимоотношения компании «Вымпелком» и «Корбина Телеком». В «Вымпелкоме» считают эти отношения не партнерскими, а агентскими: «Корбина» заключает договоры на услуги сети D-AMPS от имени «Вымпелкома». Компания «Корбина Телеком», располагающая собственной инфраструктурой и лицензией на телематическую деятельность, рассматривает себя как MVNO достаточно высокого уровня, а базового сотового оператора как коммерческого партнера, который на определенных условиях посредством мобильной связи предоставляет доступ абонентам сети «Корбина Телеком» к ее коммутатору.

Сотрудничество компании «МегаФон-Москва» с «Центральным телеграфом» и «Матрикс Телекомом» также, по существу, строится на основе бизнес-модели MVNO. Таким образом, российские сотовые операторы фактически уже начали в какой-то степени использовать эту бизнес-модель.

Компания «Скай Линк» занимает в отношении MVNO более активную позицию. Она не соревнуется с ведущей «тройкой» в области голосовых услуг и концентрируется на новых уникальных VAS. Поэтому, хотя рынок сотовой связи в России еще не приблизился к насыщению, «Скай Линк» участвует в формировании требований к технологиям MVNO и в испытаниях, которые проводятся в тестовых зонах. Завершение этого процесса позволит компании к моменту готовности рынка запустить новые эффективные бизнес-модели, используя MVNO как инструмент для продвижения на рынок современных сервисов на основе высокоскоростной передачи данных.

Испытания, в которых тестировались технологические и коммерческие аспекты деятельности MVNO, достаточно интенсивно проводились в 2005 г. Их результаты компании оценивают по-разному.

В частности, группа компаний DI-VIZION, запускавшая тарифные планы под собственным брендом, посчитала нецелесообразным на данном этапе продолжать эту деятельность. Компания проведет повторную оценку возможности перехода на позиции MVNO после того, как будет определен правовой статус виртуальных операторов в Мининформсвязи России.

Неопределенность этого статуса отмечают и в компании «Евросеть», которая в 2005 г. провела испытания фрагмента опытной зоны MVNO в Приволжском ФО на базе оператора «СМАРТС» и пришла к заключению, что технических препятствий для запуска MVNO на территории России нет. В своем итоговом отчете, предоставленном Мининформсвязи, «Евросеть» отмечает также достаточность существующей нормативной правовой базы для официального разрешения деятельности MVNO в Российской Федерации и подчеркивает наличие прецедента такой деятельности: компания «МегаФон» оказывает услуги подвижной радиотелефонной связи на территории Камчатской и Магаданской областей с использованием сетевой инфраструктуры ОАО «Дальсвязь» и фактически является оператором MVNO на указанной территории. Специалисты «Евросети» считают, что оператору MVNO может выдаваться такая же лицензия, как и «традиционным» операторам подвижной радиотелефонной связи, с соответствующим изложением пунктов 7 и 8 «Перечня лицензионных условий осуществления деятельности…».

Широкомасштабные испытания фрагмента опытной зоны виртуальной сети подвижной связи высшего уровня сложности провела в августе-сентябре 2005 г. компания «Народный Мобильный Телефон (НМТ)». 19 августа 2005 г. эта компания впервые в России осуществила звонок из С.-Петербурга в Москву на базе сети MVNO с полной сетевой инфраструктурой (свой код сети MNC, а также нумерация, биллинг и др.). В этой работе, санкционированной постановлениями секций № 1 и 7 Мининформсвязи России в феврале и июне 2005 г. и поддержанной Ассоциацией 3G, приняли участие 25 организаций. В ходе испытаний отрабатывалось взаимодействие MVNO с несколькими базовыми операторами, решались проблемы межстандартного роуминга между сетями GSM и IMT-MC-450, апробировались электронная платежная система для расчетов с мобильного телефона и IN-платформа на базе технологии Parlay X для открытого доступа разработчиков контента и услуг к сети MVNO, а также исследовался ряд других аспектов работы операторов виртуальных сетей подвижной связи с полной сетевой инфраструктурой.

«НМТ», вложившая в создание необходимой инфраструктуры около полумиллиона долларов заемных средств, параллельно заказала Институту законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ исследование правовых аспектов MVNO и получила его официальное заключение о том, что существующая нормативная база, определяющая статус действующих операторов сотовой связи, годится и для регулирования деятельности операторов MVNO с полной сетевой инфраструктурой, в том числе и для выдачи лицензии — в лицензии просто должен быть опущен пункт о частотном ресурсе.

В компании не видят никакой правовой новизны в модели MVNO 3-го уровня, поскольку частотный ресурс использует базовый оператор, а MVNO платит ему только за трафик, который он генерирует в сети этого оператора при использовании его подсистемы базовых станций. По существу, эта ситуация типична для сегодняшнего взаимодействия между организациями в сфере сотовой связи: к примеру, если абонент сотового оператора из Казани приезжает в Москву, то он использует базовые станции и частотный ресурс московского оператора, с которым казанский оператор производит взаиморасчеты на основе роумингового соглашения.

Можно было бы предположить, что положительный результат испытаний и подготовленный компетентный правовой анализ статуса MVNO в России побудят Мининформсвязи выдать хотя бы несколько лицензий российским претендентам на этот статус, это позволило бы на практике оценить данную бизнес-модель предоставления дополнительных услуг в сотовых сетях, ее полезность для оператора и для абонентов, а также экономическую эффективность для самих MVNO. И хотя министерство неоднократно заявляло в прошлом о намерении к концу 2005 г. решить правовые вопросы деятельности MVNO, этого пока не произошло -вопрос, что называется, «завис».

Компания «НМТ» еще в сентябре 2005 г. успешно завершила испытания опытной зоны сети MVNO и в октябре 2005 г. представила итоговый отчет в Мининформсвязи России, после чего в очередной раз подала документы на получение лицензии на деятельность MVNO. Получив в феврале 2006 г. отказ, «НМТ» тут же направила свои возражения, и с тех пор министерство хранит молчание, а компания, естественно, несет убытки.

Подводя итоги

Можно констатировать, что по мере охвата сотовой связью «малоговорящих» слоев населения и связанного с этим снижения ARPU ведущие операторы сотовой связи все больше внимания уделяют развитию VAS в своих сетях, вступая в партнерские отношения с контент- и сервис-провайдерами. Уже сегодня приносимые VAS доходы составляют весомую часть бизнеса сотовых операторов.

Ведущие вендоры располагают техническими решениями, необходимыми для предоставления самых разнообразных VAS в сотовых сетях, и готовыми инфраструктурными решениями для операторов MVNO. Мировой опыт свидетельствует о том, что появление MVNO на рынке сотовой связи дает мощный толчок развитию новых дополнительных услуг. Компаний, желающих работать в качестве MVNO, достаточно много. Более того, две из них — «Народный мобильный телефон» и «Евросеть» -уже вложили немалые средства в подготовку инфраструктуры и проведение тестовых испытаний опытной зоны виртуальной сети, одобренных Мининформсвязи России и поддержанных Ассоциацией 3G.

Для появления на российском рынке полноценных MVNO не хватает одного — однозначного закрепления статуса MVNO и предъявляемых к ним требований в нормативно-правовых документах. Как подтверждено многочисленными исследованиями и отражено в отчетах и аналитических материалах, для выдачи лицензий операторам MVNO существующей нормативно-правовой базы вполне достаточно.

К сожалению, министерство более чем за год, прошедший после принятия решений о проведении тестовых испытаний MVNO, не смогло трансформировать свою общую одобрительную позицию в конкретные документы, которыми можно было бы руководствоваться. Неудивительно, что половина опрошенных нами компаний в качестве основного фактора, сдерживающего развитие бизнеса виртуальных сотовых операторов в России, назвала отсутствие конкретных шагов Мининформсвязи по определению их правового статуса. Нелестная оценка работы регулятора — признание его главным тормозом перспективного направления сотового бизнеса.

Хотелось бы надеяться, что уже в этом году необходимые правовые документы будут приняты, первые лицензии MVNO будут выданы и на рынке сотовой связи появятся новые активные игроки, участие которых в разработке и предоставлении VAS пойдет на пользу абонентам. В сочетании с ожидаемой выдачей лицензий базовым операторам сотовой связи 3-го поколения это может открыть перед виртуальными операторами широкое поле деятельности.

Еще более интересной и динамичной конкурентная среда станет в том случае, если при этом будет выдана хотя бы одна лицензия на использование сотовым оператором частотного ресурса без права непосредственной работы с абонентами, обслуживать которых будут MVNO. В зарубежной практике такие прецеденты есть, и целый ряд экспертов считает такую модель организации сотового бизнеса весьма перспективной для нашей страны.

Редакция благодарит компании, ответившие на вопросы и предоставившие для подготовки данного обзора свою оценку тенденций развития дополнительных услуг и бизнеса MVNO в нашей стране.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.