Общество бизнеса в россии

Что ж, это чувство взаимно: общество точно так же «вообще не понимает», что такое бизнес. «Жулики и воры» — это не только про отношение части общества к одной партии. «Прихватизация» — про один из главных проектов Чубайса в правительстве, растащили, мол, народное добро, что всей страной строили. Ошеломленное стремительными изменениями общество попросту не поняло, что тогда происходило, большинство упустило свой шанс и, естественно, считает приватизацию несправедливой. Во многом такой она и была — достаточно вспомнить создание и продажу «Сибнефти».

«Он страну отстроил. Он восстановил безнадежно обрушившиеся в стране предприятия. Он вернул зарплату людям. Он наполнил бюджет деньгами. Он создал источники для того, чтобы наша интеллигенция получала средства на поддержку культуры, науки, образования. Это все сделал бизнес российский <…> те, кого общество называет олигархами», — представляет бизнес к награде «народное спасибо» Чубайс.

С таким обоснованием шансов нет, хотя в нем есть доля правды. Многие из «проданных за бесценок» жемчужин народного хозяйства влачили жалкое существование, но драка за них шла жесткая, порой без правил. Мы пользуемся «отстроенными» бизнесом банками, интернетом, мобильной связью. Первый завод СПГ построил не государственный «Газпром», а частный «Новатэк». Но ставить бюджетное изобилие и «возвращенные» зарплаты в заслугу исключительно бизнесу — преувеличение. Почти каждый четвертый рубль (22%) в бюджетной системе, включая региональные бюджеты и соцфонды, — нефтегазовый (НДПИ и экспортная пошлина, а ведь есть еще другие выплаты).

Понимание ни дня не работавшего в частном бизнесе Чубайса (инвестиции вроде «Открытия» не в счет) роли бизнеса вполне на уровне того, что есть в обществе. Но бизнес гораздо разнообразнее нескольких десятков «олигархов». Это сотни предпринимателей поменьше, тысячи средних и сотни тысяч мелких вплоть до ИП — парикмахерских, пекарен и т. д. и т. п. Не только гигантские торговые центры, но и те, кто арендует в них площади. Они точно так же «отстраивают» страну. Вопреки всему, в том числе нелюбви власти и нетерпимости общества. И если власть, хотя бы для приличия, вынуждена делать вид, что любит и ценит бизнес (в 2007 г. Владимир Путин даже ввел День предпринимателя — 26 мая), то у общества нет видимых причин скрывать свое отношение что к ИП, что к «олигархам». Которое во многом властью и транслируется.

Нужно ли бизнесу народное «спасибо»? Сомневаюсь. Бизнесом занимаются в первую очередь для себя — чтобы заработать. Как выразился там же Чубайс, «бизнес — про бабки, а не про страну». Но так уж получается, что и про страну тоже: что-то производит, создает рабочие места, платит налоги. Что ему нужно — чтобы не мешали. Не меняли правила по нескольку раз в год. Не сажали ни за что, в конце концов. А «спасибо» на хлеб не намажешь. И на счет не зачислишь.

«Если народ в отличие от тебя считает, что родина выше свободы, то, во-первых, он имеет право так считать. А во-вторых, если мы живем в этой стране, то к этому надо отнестись всерьез», — убеждал Чубайс бывшего коллегу по правительству, а ныне миллиардера Петра Авена. Судя по тому, что творится в экономике, бизнес относится серьезнее некуда.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.