Доля малого бизнеса в ввп

Счётная палата РФ усомнилась в том, что к 2024 году долю малого бизнеса в ВВП России удастся довести с нынешних 20% до 40%. Своё заключение ведомство вынесло, проанализировав те меры поддержки, которые государство оказывало сфере малого и среднего предпринимательства (МСП) в 2014–2017 годах.

Цифра 40% прозвучала в послании Владимира Путина Федеральному собранию 1 марта 2018 года. Ожидаемую занятость в сфере МСП президент определил на уровне 25 млн человек. Вместе с тем утвержденная правительством стратегия развития МСП на период до 2030 года предусматривает увеличение доли малых и средних предприятий в ВВП на 1% в год, отмечают аудиторы. По их оценкам, этот ориентир «создаёт риск недостижения поставленной цели».

Темпы прироста замедлились

По данным Счётной палаты, задачи, поставленные на предшествующие годы, решены не были. За период 2015–2017 годов количество субъектов МСП в России выросло с 4,5 млн до 6 млн, однако темпы прироста за последний год замедлились. Численность занятых в малом и среднем предпринимательстве по состоянию на начало января составляла 19,3 млн человек, тогда требовалось довести её к 2018 году до 20 млн человек.

Более того, указывает в своем отчёте Счётная палата, статистический показатель, отражающий вклад МСП в ВВП страны, вообще не формируется Росстатом и отсутствует в официальной статистике. «Вместо него Минэкономразвития использует непубликуемый показатель „Доля валовой добавленной стоимости МСП в ВВП“, рассчитываемый Росстатом с временным лагом около года после завершения отчётного периода. Указанный показатель составил: в 2014 году — 19%, в 2015 году — 19,9%, в 2016 году — 21,6%, данные за 2017 год отсутствуют», — говорится в документе. Аудиторы также пишут, что Росстат не формирует данных и по региональным показателям.

Ранее глава корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства Александр Браверман назвал задачу по увеличению доли МСП в экономике России до 40% «напряжённой, но вполне посильной». Изначально речь шла о более щадящем временном рубеже — 2030 годе, напомнил он. «Это означает сжатие сроков реализации на 5 лет», — заметил Браверман, добавив, что помимо корпорации МСП, участие в этой комплексной работе принимают Минэкономразвития РФ, Федеральная налоговая служба, деловые объединения.

В странах Запада доля МСП в ВВП превышает 60%

На сегодняшний день доля малых и средних предприятий в ВВП России очень сильно отстаёт от показателей большинства развитых стран. В Италии, Нидерландах, Норвегии, Израиле и Финляндии она превышает 60%. Между тем малый бизнес создаёт рабочие места, обеспечивает население доходами, а федеральную казну — налоговыми ресурсами. По словам экспертов, чтобы достичь цели, поставленной президентом, предстоит, в первую очередь, отказаться от контрольно-надзорных тисков, в которых оказался буквально зажат сектор МСП. В России насчитывается 197 органов контроля и надзора, осуществляющих 236 функций и следящих за выполнением 2 млн требований. Если в Великобритании действует 18 норм, которые должны соблюдать кафе и рестораны, то в РФ их более 6 тысяч. Причём многие из этих условий кроме как абсурдными назвать нельзя.

Ещё один решающий фактор — практически полное отсутствие длинных и дешёвых заёмных ресурсов. Кредиты МСП предоставляются неохотно и, как правило, под проценты выше уровня рентабельности. «Активное инвестирование начинается, когда ставки меньше 7%. Тогда начинается не только развитие предприятия, но и инвестирование в будущее развитие, приобретение нового оборудования, новых технологий», — заметил президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин. По его словам, «у нас 94% — это бизнес не малый, а микробизнес, где до 15 человек». Получить доступ к источникам финансирования ему очень сложно.

Эксперты Института им. Столыпина убеждены: без увеличения доли МСП в валовом внутреннем продукте невозможно выполнить задачу президента по росту экономики темпами не ниже среднемировых. Малому бизнесу в этом вопросе отводится не просто большая, а фундаментальная роль.

В то же время, по словам Александра Шустова, генерального директора Российского центра малого и среднего предпринимательства (РЦМСП), сегодня в стране существует довольно много инструментов поддержки МСП — гарантийная поддержка, субсидирование, льготный лизинг, стимулирование роста объёма госзакупок у МСП. «Однако пока далеко не все они эффективны, а о многих программах предприниматели просто не знают, — говорит Шустов.

Сергей Жаворонков, старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е. Гайдара:

Здесь есть два комплекса причин. Во-первых, чисто статистические. В условиях резко выросших цен на энергоносители растёт доля нефтегазовой отрасли в ВВП, поскольку он считается в рублях. Во-вторых, глубинные. Наши власти занимаются никак не развитием малого бизнеса, а его ущемлением. По всему миру, в том числе и в России, малый бизнес работает в сфере торговли и услуг. Но льготы и моратории на налоговые платежи нацелены на «малый неторговый бизнес». Самой большой статьей расходов является аренда, однако в крупных городах, в том числе в Москве, систематически уничтожаются малые торговые площадки, рынки. В условиях дефицита малых торговых площадей арендодатели поднимают цены, что сказывается на малом бизнесе. Кроме того, им мешает запрет на торговлю подакцизными товарами — сигаретами и пивом. Для этого сектора она фактически запрещена. Критерии отношения к малому бизнесу, которые у нас есть, также довольно сомнительны: если бы они были более чёткими, то ситуация была бы лучше.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.